Хакас фантаст

17.03.2010 by Александр Бачило Комментировать »

Благодаря заботам [info]bvi второй раз в жизни печатаюсь в Хакасии. В прошлый раз это было в армейские мои годы 1987-88, в газетах Абакана и Аскиза. Нынче же — в навороченном гламурном, литературном и вообще интересном глянце «Vit&Fit». В одном номере напечатан рассказ «Фотография», а в другом — приведенное ниже интервью.

202.85 КБ 201.16 КБ

1. Расскажите, пожалуйста, о том, что из себя представляло содружество, известное, как Контора Братьев Дивановых (история возникновения, люди, которые придумали это объединение).

Новосибирский Университет давно славится своими факультетскими клубами юмористов. У геологов это клуб «Гея», у экономистов – «Максимин», у физиков – старейший в универе клуб «Квант», с которым постоянно соперничает в известности клуб Механико-математического факультета с непростым названием «Контора Братьев Дивановых». Каждый клуб устраивает собственные капустники, на которые собирается весь Академгородок и делегации гостей отовсюду, где понимают по-русски. Каждый клуб затевает необычные перформансы, карнавалы, порой выпускает газеты, журналы, юбилейные тома альбомов, снимает любительские фильмы и вполне профессиональные юмористические телепередачи. Естественно, по призыву родного города и собственного апломба представители всех клубов объединяются в мощную, трижды завоевавшую чемпионский титул команду КВН НГУ. Контора Братьев Дивановых (КБрД) – одно из пяти и, наверное, самое нужное колесо в этой телеге.
Согласно легенде, Контора родилась в 1975 году при переноске тремя будущими братьями дивана из одного общежития в другое. По дороге они присели отдохнуть, чем вызвали немалое изумление и даже некоторое столпотворение прохожих, привлеченных непривычным зрелищем – понятия пиар-акции тогда еще не существовало. Первый успех у публики так понравился трем математикам, что, не вставая с дивана, они учредили клуб по производству различных веселых безумств. Повторяю, такова легенда. Как говорится, за что купил.

2. Говорят, что вся ОСП-студия вышла из этого сообщества юмористов. Как все произошло и как родилась программа? И как Вы, программист, оказались на телевидении?

В некотором смысле это так, с несколькими поправками: не совсем вся, не совсем О.С.П.-студия, не совсем вышла и не совсем из этого сообщества не совсем юмористов. Мощный телевизионный адреналин КВНа заставляет многих участников команд становиться профессиональными телевизионщиками, причем не только в юмористическом жанре. По приглашению Александра Акопова стали работать на ТВ некоторые новосибирцы, питерцы, екатеринбуржцы (еле выговорил), махачкалинцы и другие хохлы. Так возникла телепрограмма «Раз в неделю» (кстати, законная дочь ранее существовавшей в Новосибирске программы «Раз в год», которая снималась по праздникам силами телекомпании «КВН-плюс».) От Конторы Братьев Дивановых в акоповском проекте участвовали Андрей Бочаров и Леонид Коновалов. Ну, еще Татьяна Лазарева, которая принадлежала скорее команде КВН НГУ, чем собственно Конторе. Позже из «Раз в неделю» на вольные хлеба ушла некая инициативная группа: Бочаров (КБрД), Толоконников (клуб «Квант»), Лазарева – все из КВН НГУ, Шац – из команды питерского меда, Антонов, Кабанов, Белоголовцев – (команда КВН «МАГМА», Москва.
Так возникла и стала набирать популярность «О.С.П.-студия». Я к тому времени давно уже не был программистом. Проработал им в Институте Ядерной Физики до 1986 года, потом два года послужил Родине в чине старшего лейтенанта, занялся литературной деятельностью, был принят в Союз писателей СССР, тогда же пришел в КБрД и команду КВН НГУ. Прошло несколько сезонов, суперфиналов и фестивалей, игровые страсти поутихли, а новорожденной О.С.П.-студии требовались авторы. Андрей Бочаров пригласил меня в Москву на постоянное жительство и сочинительство. Я положил краюху хлеба в котомку, повесил старые офицерские сапоги на посох – и двинул.

3. В «Википедии» в статье о программе ОСП-студия приводится несколько расшифровок названия: «Отдел сумасшедших проектов», «Опять стакан полный». Какая на Ваш взгляд расшифровка названия в большой степени отражала дух передачи?

Участники О.С.П.-студии принципиально не дают расшифровки своего названия, отчего и появляется так много версий. Да, перед уходом из «Раз в неделю» будущих ОСП-шников там называли порой «Отделом сумасшедших проектов», но с уважением, поскольку именно они тогда еще вели, на мой взгляд, до сих пор непревзойденную и очень оригинальную программу «Титры и спецэффекты».

4. Вам никогда не было обидно, что шутки, которые придумали Вы, с экрана озвучивают совсем другие люди, и вся популярность, соответственно, достается им?

Всегда было обидно! Ведь это что же?! Одним, значит, слава, а другим… А другим, между прочим, нормальная человеческая жизнь. Я отлично понимаю, что никогда бы у меня не хватило сил и желания так пахать, мотаться, гореть, как это приходится делать актерам популярной программы. Ведь, помимо съемок, они постоянно гастролируют, их донимают безумные фанаты и подлые журналисты, выискивающие любой повод для скандала. За поддержанием популярности своей программы опять же должны следить сами актеры – искать темы, образы, приемы, подгонять авторов, репетировать, нанимать и оплачивать весь персонал, начиная со съемочной группы и кончая уборщицей. Аппаратура, павильоны, реквизит, костюмы – никто ведь не приносил готовенькое акционерам ЗАО ОСП. Все нужно было организовать самим. Бочарик, вдобавок, долгое время сам был и режиссером программы – то есть сутками, неделями и месяцами сидел в Останкино безвылазно, монтировал отснятую программу собственными руками, рулил финансами, вместе с другими ходил в начальственные кабинеты, искал пути выживания и раскрутки. И ведь сделали самую успешную для тех времен программу. Так что, если вдруг почувствуете зависть к славе и богатству звезд, узнайте сначала, сколько рабочих часов в их сутках. Да не приведи Бог так жить!

5. Вы работали и над другой популярной программой «Хорошие шутки», которая опять же, согласно Википедии, была создана как «ответ засилью низкокачественных юмористических программ». А что такое хороший юмор для Вас? На какие его образцы Вы посоветовали бы равняться начинающим юмористам?
И как, на Ваш взгляд, сегодня обстоит с этим дело на ТВ? Вы писали сценарии для КВН. На Ваш взгляд, сохранил КВН свои позиции или уже изжил себя? Многие квн-щики теперь шутят в Comedy Club. Как Вы, кстати, относитесь к популярности этой программы (оправданна ли она)?

Юмор – сложная наука. Практически невозможно шутить сплошным потоком, выдавая шедевр за шедевром. Такое впечатление, что бриллианты настоящего юмора падают с неба в дозированных количествах, которые не предусматривают промышленной добычи – на самого гениального юмориста снисходит не более одной гениальной шутки в месяц, остальное – более или менее плодородный гумус.
Над программой «Хорошие шутки» я работал только в самом ее начале, когда Александр Цекало, тогдашний продюсер юмора на канале СТС, предложил нам, ОСП-шным авторам, сочинить некий каскад конкурсов, в которых будут участвовать приглашенные звезды. Мы придумали боксерские правила, первые соревнования, систему голосования, стебные объявления участников… С гордостью могу сказать, что именно я предложил включить в состав ведущих Александра Пушного, играющего на всем, что, шевелясь, издает звуки.
Но я – не самый большой приверженец импровизации. На мой взгляд, лучший экспромт – это тщательно подготовленный номер с хорошим сценарием. Получив ряд предложений заняться серьезной сценарной работой, я отошел от «Хороших шуток», и не жалею – они и без меня справились.
Отвечая на вопрос: «А что такое хороший юмор?», я, в свою очередь, могу спросить: а что такое «вкусная еда»? Что такое «уютный дом»? Во-первых, для каждого – это нечто свое. Во-вторых, сегодня это одно, а завтра – совсем другое. А в-третьих, вы когда-нибудь, вообще, замечали, отчего начинаете смеяться? Иногда вам смешны чужие глупости, иногда – собственная. Иногда и глупости не нужно, уволят вас с работы, а вы ржете и приговариваете: ну, мля, так я и знал! Определение дать невозможно. Смех вызывают совершенно непредсказуемые вещи. Есть люди, которые порой могут эти вещи находить и озвучивать. Иногда их никто не понимает. Иногда раздается дружный хохот. Ни та, ни другая реакция – еще не оценка качества шутки. Жванецкий, не дождавшись хохота в ответ на некоторые свои шутки, говорил: «Хорошая. Все равно хорошая!» И народ начинал смеяться, неожиданно просекя. Просекнув. Вы спрашиваете меня про Камеди клаб? Отвечаю: Очень талантливые ребята! Жуткая пошлятина! Гениальные актеры! Гнать поганой метлой!
И все оценки справедливы, потому что есть удачи и неудачи. Есть безусловный успех на ТВ и заметный жирок, накопленный в ходе работы над потоком. Ох уж этот конвейер! Он позволяет загружать руки, освобождая мозг… Но ребята-то хорошие! Как чо выдадут, бывает…

6. Откуда берутся шутки? Из головы или как результат наблюдений? Если можно, приведите пример рождения какой-нибудь известной шутки. Бывает так, что что-то приходит спонтанно прямо на съемочной площадке, если есть какая-нибудь забавная история по этому поводу тоже, пожалуйста, расскажите.

Вот, ей-Богу, никакие фанфары в небесах не раздаются, когда автор придумывает хорошую шутку. Не знает он, бедняга, что сочинил, пока народ не подхватит. Вот сижу, сочиняю пародию на «Ума-турман» для «Ночного базара», про каждого героя надо что-то сказать: «Вот перед вами Антон Городецкий…» кто там еще? Доходим по списку: А вот Завулон… что я знаю об этом персонаже фильма «Ночной дозор»? Жуткая сцена с выниманием из спины собственного хребта. Пишу: «А вот Завулон, у него есть хребет… и тут же в голове всплывает единственное возможное продолжение. Которое, однако, в фильме никак нельзя будет поместить. Приходится выкручиваться. В результате рождается куплет:
«А вот Завулон! У него есть хребет!
И больше его ничего не… волнует!»
Нарушены сразу все правила – ни размера, ни рифмы. А народ смеется…

7. Часто люди, которые умеют писать смешно, в обычной жизни бывают совсем невеселыми. Зощенко был мрачный и даже нелюдимый. А Вы? Наверняка ведь в каждой компании от вас ждут, что Вы немедленно начнете искрометно шутить?

Как ни парадоксально, юмористы действительно одни из самых мрачных людей, у них даже процент суицида наибольший. И дело не в том, что они «исшутились до изнеможения и отчаяния», а в том, что… в общем, есть у меня своя теория на этот счет, я попозже ее еще приведу. Что касается компаний, то да, ждут. Но мы, юмористы, хитрей. Сидим, типа, мрачно молчим. И когда уже все махнули на нас рукой и завели разговор о бабах, тут-то мы и ввернем словечко. Общество сползает под стулья, а мы мрачно замолкаем до следующего раза. Когда снова о бабах…

8. Вы работали над многими сериалами («Простые истины», «33 квадратных метра», «Татьянин день» и т.д.), а собственные книги Вы не пытались экранизировать?

Оказалось, что литература и кино – принципиально разные виды искусства. Ну, как игра на балалайке и фигурное катание. Наверное, поэтому так мало удачных экранизаций хороших книг. Но для живого еще литератора выход есть. Плюнь ты на свои книги и напиши свой сценарий – от начала (заявки) и до конца (премьеры). Мы с моим постоянным соавтором Игорем Ткаченко (иногда и с Леонидом Кагановым) так и делаем. Помимо предлагаемых нам работ по экранизации, сериализации и диалогизации, мы берем и сочиняем собственные киноистории – по самим себе, не по нашим книгам даже. Если хочешь, чтобы что-нибудь было сделано хорошо – сделай это сам.

9. Что интереснее и важнее для Вас: работа на телевидении или литературная работа?

Пожалуй, разницы нет. Важнее всего сама работа, хотя она по-разному оплачивается, по-разному приходит к людям и даже по-разному ими оценивается. В кино нас много, и каждый что-то вносит от себя, хорошо, если что-то гениальное, а то ведь по-разному бывает. Как-то я заявил в ярости, что кино и ТВ – это процесс последовательного ухудшения сценария на всех этапах. Бывает и так. Но бывает и не так.

10. Многие телевизионщики говорят, что телевидение действует на людей как «наркотик», кто однажды «подсел» на него, уже ни за что не сможет заниматься чем-то другим. А Вы смогли бы прожить без телевидения?

Не пробовал. Хотя давно мечтаю послать все теле-кино-проекты подальше и засесть за новую книжку. Но в душе понимаю, что это самообман. Легких приятных работ не бывает. Если это настоящие работы, а не самоусладительные хобби.

11. В Википедии я еще прочитала, что Вы — автор веселого текста к муз.
заставке «Шесть кадров», а к созданию самой передачи Вы имеете
отношение? (Если да, может, чуть-чуть о программе — она очень забавная
и абсурдная).

Мы с Сашей Пушным часто пишем песни — заставки к различным телепередачам: «Слава Богу, ты пришел», «Большая разница», «Южное Бутово», «Шесть кадров» и т.п. Чаще всего этим мое участие и ограничивается – зовут дела киношные. Но «Шесть кадров» — программа чем-то очень мне близкая. Форматом, прежде всего. Мы с такого начинали в юности, в Новосибирске, в телекомпании «КВН-плюс». Принцип, как в «Городке»: одна шутка — одна сценка. «О.С.П.-студия» от такого отказалась в свое время – не технологично, слишком много объектов и установок света-камеры. Но люди смотрят, любят. Ну и я… в общем, нет, никакого отношения к этой программе не имею.

12, Цикл с шикарным названием «Академонгородок», рассказ
оттуда «Дом на холме» — жжуткий. Как в Вас уживаются сочинитель
юмористических шоу и писатель, который пишет страшные истории, и чего
больше в Вас: веселья или отчаяния?

Вот мы и коснулись, наконец, моих литературных творений. В далеком теперь 1990-м году я вступал в Союз Писателей СССР как фантаст. И ничего такого юмористического в своих произведениях сказать не пытался, хотя, говорят, случалось. В моих книгах куда больше жутковатых сцен, выставляющих людей, живущих рядом с нами, не в самом выгодном свете – кто его знает, на что способен даже самый близкий нам человек? А, может, он и не человек вовсе? Некоторые рассказы и повести, охотно признаюсь, леденят. Как же так, спрашивают меня – развеселый юморист с клоунским носом – и вдруг – беспощадная правда о том, что все умрем?! Отвечаю: ничего необычного в этом нет. Между прочим, юмор строится по тому же принципу, что и ужас: берем обычную ситуацию и с помощью маленькой случайности приводим ее к неожиданно сокрушительным последствиям. «Черт с ней, с Новой Зеландией, но кто нажимал эту красную кнопочку?!»
Да и не наше, авторское, дело выбирать тон своих произведений. Мы только наблюдаем за жизнью человеческой. Если она внушает тревогу – мы раздуваем панику. Если дела идут еще хуже – шутим…

Вопросы задавала Елена Мельникова


  • Оставить комментарий

    www.roversranch.net www.daaria.info